Восхождение на Эльбрус

В Ессентуках пахнет шашлыком, в Пятигорске- минеральной водой.
Из осетинского пирога вытекает сыр, сочится по пальцам, они потом пахнут козлом.
У Провала (господи, я опять не в курсе этого Остапа) телефон в момент попытки фотографирования перестает работать - вот уж точно провал, но на удивление я не так уж и расстраиваюсь. Родителям можно будет написать с чужого, а больше и не интересно ничего.
Волосы в Ессентуках после мытья  какие-то сказочные. Представляю,  как я, наконец-то разбогатев, ежедневно моюсь под душем из минеральных вод.

Коровы на дорогах, неторопливые, невозмутимые- они-то знают, кто здесь хозяин.

Мне холодно и страшновато. Нужны штормовые штаны, бандана и ты, что ли.
Засыпается рано, спится крепко, аппетит хороший. Ну почти ребёнок у бабушки с дедушкой в деревне.
Просветления пока нет, и вдруг стало страшно, что так и не будет.

Девять километров вверх, столько же вниз..Одиннадцать из всего этого- под дождём. Но ни разу не хотелось лечь и умереть, а это уже успех. Наблюдаю за группой, начинаю симпатизировать. Обдумываю десяток жизненно необходимых туристических штук, которые по возвращении будут добавлены в мой wish-лист.

Чудесный взрослый дяденька, с бородой, в тельняшке, нож в кобуре, глаза добрые, сам такой же.
Приехавшая одна Алина, и видно, что вообще одна, и видела ее уже где-то, но не вспомнить пока никак. Селфи делает, знает, какую позу принимать для фото, чтобы лучше, чем в жизни. Не знаю, что не так (да и неважно это, наверное), но не хочется и страшно стать, оказаться похожей на нее.
Вот удивительное еще в группе- почти все приехали по одному, без пар и компаний.

Дяденьки в прокате тоже добрые, бородатые, "с богатым жизненным опытом", что называется; я бы с ними в какой-нибудь поход, заботой и байками окружаться. Ну и коньяк, конечно, у костра.
Алёна учитель чего-то, вышивает на вышивальной машине, танцует и притягивает мужчин, открытая, честная и требовательная (надеюсь, о последнем пункте мужчины, бестолковые эти, догадались).
Я тут не ем..жру!
На завтрак каша, творог, оладушки, яичница. Нет, не на выбор, а все и каждому. И чай, хлеб, варенье, сыр и масло, конечно же.

Тут есть очень смешной Толик из Якутска, идет медленнее всех, везде опаздывает, в прокате просит ботинки поновее, но, молодец какой, прихватил с завтрака недоеденные оладьи (неужели не только свои, но и с других столов собрал?мамамиа), и угощал потом ими в пути всех участников. Толик, я думаю, никуда ты не взойдешь.

Еще нужно было брать леггинсы, серые перчатки, купить новый плащ- дождевик.

Телефон отключаю, и пооофиг. Остаться бы в городе в этом же состоянии.


Пишу все это в номере, на подоконнике- каски и тёплые носки, за окном- сосны.
Не заболеть бы. Такого в поездках ведь не бывает обычно (ну не зверь же в самом деле бог, или кто там), но сейчас чувствую, что могу и да.
Думаю о Тхаче, нашей четвёрке, о балагане "Ветреный". Господи, мы ведь именно такие, только такие,  моменты и вспоминаем, а не разгары рабочего дня, кино в Меге и юбилеи с родственниками.

Взяла с собой материалы для оружейного экзамена, но не читаю ничего, конечно же.
Билайн спамит, просит оплатить домашний интернет. Инопланетяне, ну ей-Богу, о чем они. Черт с ними, и с интернетом этим.


Взяла напрокат суровые альпинистские ботинки и кошки, и жизнь мгновенно стала счастливее и определеннее, и я это не для красного словца. Тут совсем другие важности и главности.

Руку в карман комбинезона- там пакетики сахара из Кофеина. Из Кофеина! В лыжных штанах, Карл! Не пойму, я что, на работу в них ходила? В любом случае они там не менее месяцев семи пролежали..Другая, так недавно, но другая была жизнь.
Так вот сейчас я буду резать лимон, посыпать его этим сахаром, запивать ромом из фляжки.
Вспомнила вот, что сегодня вниз с горы бежал молодой человек в шортах, майке, дождевике и резиновых шлёпанцах.
А еще одновременно с нами поднимались четыре мотоциклиста- двое из Москвы, двое- немцы.
Дошли до обсерватории в горах. А еще по пути были остатки строения какого-то, где, по слухам, в советское время шизофрению лечили горной болезнью - звучит, однако.

4200, и опять неплохо. Лечь и умереть опять не хотелось, я начинаю подозревать какой-то подвох.

-Таак, сейчас у нас будет инструктаж по правильному хождению в кошках. Как мы ходим в кошках? Так же, как и без них!
Саша похожа на мою Ксюшу- учителя рисования. Хм, все знакомые учителя, преподаватели, инструкторы- очень даже. Надо будет поразмыслить и обсудить.
Трекинговые палки- гуд, гамаши- чудо, альпинистские ботинки- вообще огонь, как говорят на аэродроме.
Ната и Коля, чудесные, из Кирова, наверное, даже не разведутся. Ребенку полтора года, ходит в бассейн с трех месяцев, «его там хвалят».

Дима- фотограф, с модными и молодежными одеждой и бородой. Был рядом с Эверестом (рядом с подножием, не вершиной) в компании буддийских монахов, регулярно потребляющих марихуану. Почему-то кажется, что я неплохо бы вписалась к ним в компанию.
Дима ездил в Монголию, дикую и отсталую, чтобы снимать весь этот треш, то есть быт. Дима не любит восхождения, но приехал, чтобы снимать.
Толик приехал не с рюкзаком, а с чемоданом. Теперь вы все знаете о Толике.

Спускаемся с гор, бараний шашлык. Папа и дедушка,  привет!
Приехал микроавтобус, сиденья которого были покрыты цветастыми коврами. Кавказ такой Кавказ!

Тут все так организованно и прилично, что я даже скучаю по какому-нибудь трешу, по вою койотов на Тхаче.
Я уже забыла, что там нужно в wish-лист. Рюкзак литров на 90-100, накидка на рюкзак, новый дождевик, но пунктов было раза в 2-3 больше.

Контакт напомнил, что завтра день рождения А * . Я даже не знаю, какой нынче день недели и число, да и вообще, кажется, забыла, чего уж там. Мой свет, тебе бы тут понравилось, или хотя бы понравились мои рассказы. Лучше бы ты выходил со мной за обрез двери с парашютом, чем вышел в окно свой спальни. Одно, только одно мне сейчас интересно- пожалел ли бы ты об этом, сейчас, спустя пять лет, если бы вернулся живым из реанимации. Страшное дело, мне почему-то кажется, что не особо.

Акклиматизационный выход.
Наташа, доползая до пяти  тысяч метров над уровнем моря, говорит, что рожать-то, пожалуй, что и попроще было. Это дает мне надежду.
Удивительно- идешь, но не можешь идти, не можешь дышать. Через каждые три- пять шагов хочется остановиться и отдышаться.  Чувствуешь себя слабым и беспомощным, бесишься от этого.
Вечером за чаем Женя буднично рассказывает, что был на войне в Украине. Всегда хотел на войну, собирался в Сирию, а тут так удачно совпало - рядом началось, и в Сирию лететь не пришлось.
Утром  Женя рисует палками на снегу что-то, обводит в сердечко, фотографирует, отправляет. У его жены сегодня день рождения.
Восхождение начинается ночью, невероятно холодно. Я в альпинистских ботинках и шерстяных носках, рассчитанных на -60, и пальцы ног мерзнут.  Через некоторое время  понимаю, что руки на грани обморожения, нужно достать дополнительные варежки. Отстаю, лезу в рюкзак, ищу, достаю, надеваю. Инструктор ждет меня. Это все занимает совсем немного времени, но группа уже впереди, и нагнать  ее не представляется возможным, если не идти быстрее обычного, а как тут быстрее, если задыхаешься. У меня паника, что промедление в минуту здесь так ощутимо.
-Так, ребята, все знают, как называется это место внизу? Правильно, трупосборник! Осторожно.
Балаклава, шапка с флисовой подкладкой, каска, капюшон. Голова мерзнет, ветер, кажется, сейчас выдует все ее содержимое и разнесет по горам.  Сто слоев, а она мерзнет, я возмущена.
На высоте где-то 5200 начинаются галлюцинации. Это удивительно, впервые и самое запоминающееся. 
На вершине с заплетающимися ногами. Вершина- и вершина. Женя говорит, что это чудесно, так чудесно, что по эмоциям сравнимо разве что с рождением ребенка.
Ну если и дети такая же хрень, то я не знаю, чего еще ждать и на что надеяться.





ГОА

1.
Папа, тут совсем не Альпы! (с)
Женщины в сари, свесив обе ноги сбоку,  на заднем сиденье скутера. И у них правда эта штука на лбу! Иногда на скутерах ездят по трое, с ребенком, иногда- вчетвером, с двумя детьми (семейный автомобиль), тут все такие крошечные, что помещаются. Видела женщину, кормящую малыша из бутылочки прямо в пути.
Неожиданный совет взять фонарик, и вот ведь- пригождается в первый же день. В номере иногда отключается электричество, чаще, чем иногда скачут гиконы. Было бы очень весело отправлять сюда своих приличных знакомых, гендиректоров и менеджеров Газпрома.
Но еще вот если дома никто не ждет, нахрена вообще куда-то ездить, нахрена тогда вообще все.
Пью Маджишту- индийский бад, производимый где-то здесь и купленный в Мск, контрацептивы и что-то для профилактики кишечных расстройств или инфекций. У реалиста стакан наполовину коньяк из ДьютиФри, наполовину Кола, этим и запиваю.
Один из девяти дней прошел, бездарно так- все, как в жизни. Пока раскачаешься, освоишься, пока поймешь, что и где находится и как лучше и проще все делать, уже улетать пора.
2.
Поездки- это тоже «выйти из зоны комфорта», а не одни лишь радости и удовольствия на разные органы чувств. Нужно думать, ориентироваться, разговаривать с иностранцами и незнакомцами вместе взятыми, торговаться и договариваться, бесконечно твердить «no, thank you». Разговаривать, да, вот что страшно для воробушка-социофобушка. Чему это учит? Ничего нового, нужно знать английский и уметь говорить «нет.
Сигналят больше, чем в Грузии, но обращаешь внимания все меньше. Думаю и надеюсь, что скоро совсем перестану.
Все разговоры пристающих индусов любого пола так или иначе заканчиваются приглашением в свою лавку, предложением своих услуг и пр. Грузия, I love you! Грузины удивительные-таки.
А индусы правда едят руками, что-то в этом такое животно- пещерное, естественное. Тоже так захотелось, чтобы вот даже стейки в Торро без ножа и вилки, ну а что.
Интересно было бы побывать в обычном индийском доме. Какие у них шкафы? Есть ли  картины? Много ли косметики у девчонок? Едят ли в кровати?
Мужчины такие маленькие тут, неспортивные, непривлекательные абсолютно. Женщины яркие, нарядные, интересные. Смешно, наверное, и в России так же кажется.
Коровы роются в кучах мусора. (Именно в кучах, а не в контейнерах, потому что контейнеров почти и нет, так и ходишь с пустой бутылкой по полдня.) Что они там находят?
Еду в ресторане ждешь так долго, словно они ее правда готовят по-настоящему, предварительно изловив. Даже фреши.
3.
Опробовали местные электрички, только так можно и нужно. Вечером перед вокзалом лежало на циновках с десяток людей. Мужчины многие все в белом, бороды седы и длинны. Почему нет такого адского запаха, как от отечественных бомжей? Моются в океане, наверное. Пока даже у бомжей есть океан, значит, все не так уж и плохо на сегодняшний день.
Отстояв два часа в очереди (+30, да), ушли, предвидя, что впереди еще минимум столько же. Индусы, блин, сами вы виноваты, что живут в такой стране!.Мусор, очереди, какого черта. Можно ведь урн и контейнеров понаставить, а для продажи билетов в заповедник выделить еще пару человек.
*Эх, а ведь и про Россию это можно сказать!..Слушайте, давайте уже как-нибудь действовать, а. Хотя бы делать счастливыми себя, свою семью и голосовать за Ксению Собачк.
Но вообще смешная история про соринку и бревно, да.

Даже в пиццу умудрились напихать каких-то специй, вашу мать.
Кухня- тоже показатель таксебе жизни. В ризотто с курицей чрезвычайно мало курицы, риса с луком и специями- полкилограмма. В ризотто с морепродуктами- ну вы поняли. При заказе блюда с креветками приносят плошку с варевом из томатов, лука и специй (куски имбиря, например, попадались), где вылавливаешь шесть креветок. Шесть,  Карл! Да, я пересчитала. Нет, больших, королевских, но шесть.
Да, в очереди вот все (кажется, мы там были единственными европейцами) выглядели вполне довольными, не нервничали, не оглядывались в недоумении, не жаловались. Словно и не возникало желания расстрелять всех вокруг. Они серьезно? А драку в очереди в Музеон на Серова помните? Это все, что вам нужно знать об индусах.
Вообще сегодня был день ненависти к этой стране. В магазине с тряпками оочень долго пришлось ждать на кассе. Эстонцы, говорите? Ну-ну.
И как же тут шумно, господ. И медленно.
Главное- компания. Когда решения стоять/не стоять в очереди часы на жаре, купаться/нет в дождь принимаются единогласно. Господи, вот книги умные читаешь, с психологом занимаешься, с классными и счастливыми людьми общаешься, едешь за несколько тысяч километров и просветляться в том числе, а все уже придумано сотни лет назад, все так просто и всем известно.

Я вот еще что придумала- им тут нужен батько Лукашенко. Навел бы порядок!
Мусор- убрать, коров- пасти и кормить комбикормом, женщинам- контрацепцию, мужчинам- я не знаю что, но Лукашенко придумает.
У меня тут нет ни капли чувства безопасности. Вот приходишь на пляж, там очень мало людей, еще меньше женщин, а европейцев совсем ноль, и вот видишь группу людей, человек десять, мужчин и понимаешь, что все они неприкрыто смотрят на тебя и ждут, когда ты разденешься. И если они решат тебя изнасиловать и растерзать на маленькие белые кусочки, никто не вступится и их не остановит.
«Ван селфи, мадам!»- слышу я ежедневно и постоянно. Фотографируются семьями, с детьми, группами, парами, одна женщина на пляже сама в кадр не пошла, но сфотографировала меня со своим мужем.
На этом же пляже дочитываю книгу, где Тифлис и грузины, сравниваю индусов и их; в следующий раз нужно будет жениться в Грузии.
А еще вот «закат на ГОА»- это прям клише и легенда. Ну и что я хочу сказать? Он правда невероятный. Того и гляди, люди не врут про Америку, детей, про то, что «вода держит» и про полную бесполезность выборов.
Стоишь спиной к берегу, впереди набегает волна, на дней- закатный диск солнца. Кроме солнца и воды не видно ничего больше, ни-чего-го.
4.
И помните, кто при жизни негодовал по поводу Пушкиногорья, после смерти попадет в одну звезду в Индии.
Я снимала весь этот треш на ГОА, мусор и сари, бездомных и поезда, но вот проехала четыреста километров вглубь материка, и выяснилось, что ГОА- это не треш, а приличный цивилизованный штат, почти и не Индия.
Поля, на которых сидят-работаю люди, (как в кино про китайцев), палатки для жизни, развешенные тряпки, стирающие об камень в ручьях женщины..Хижины, покрытые пальмовыми ветвями, хижины без дверей, обветшалые дома, невероятно худые люди. В поезде нет проводников, нет полиции, входная дверь открыта.
Мужчина напротив достает из кармана коробочку, из коробочки- пакет, из пакета- россыпь травы, долго ее мнет в пальцах, втирает в десны.
Другой, самый приличный с виду (очень младший менеджер, а не работник полей и огородов) постоянно что-то покупает у поездных торговцев и жрет (не ест).. Съедает пирожки и выбрасывает кусок газеты в окно, сжирает несколько бананов- кожуру в окно, уминает ланч в пластиковом одноразовом контейнере- и все по той же схеме. Я представляю, как стреляю ему в голову. На лбу, как в кино, маленькая  красная точка- входное отверстие. Сзади, кажется, должно разнести полчерепа и забрызгать нас кровью и мозгами, но этого я уже не представляю.
Стуки не ешь, приезжаешь в Хампию (она бесподобна!..), а здесь нет мяса, птицы, рыбы и морепродуктов. Но ничего страшного- все готовится с одним и тем же набором специй, так что почти нет разницы, что ты ешь- рис с курицей, пиццу или грибной суп. Тут наконец-то появились европейцы и даже россияне. Русскую речь слышать не рада, но вот как-то безопаснее, чем когда ты единственный белый.  Удивительно, я невероятно часто использую тут это слово- «белый»- и как-то органично.
В отеле хозяева растаманы, по-видимому, и пароль от вайфая- happylife, и поезд на нашу станцию пришел позднее на сорок минут. Мама, я в Индии.
Интернет работает плохо, сообщения не приходят. Но вот сегодня был самый лучше день здесь.



5.
Такая трушная тут Индия.. Уже не только коровы, но и свиньи гуляют по улицам и роются в мусорных кучах. Встречаются очень, очень худые люди. Вспоминая неспортивных мужчин на пляже..Эх, да и правда, откуда взяться мышцам при отсутствии белка.
Интернет в Хампи- странный предмет. Ватсап и Скайп есть, яндекс и БанкОнлайна- нет.
Обнаружился салат с консервированным тунцом. То есть отсутствие мяса и морепродуктов- это не накрывшее планету веганство. Регион, где нет мяса!..Только тунец из банок. Тут синий ужасающийся смайлик, схватившийся за голову.
Хампия охренеть какая крутая.
6.
Нет, знаете что. Нужен не Лукашенко, а Сталин. Дабы в лагеря за брошенный мусор и опоздания поездов.
Сначала электричка отправляется на полчаса позднее, но местные все идут и идут. Они знали!
Потом поезд прибывает на нашу станцию позднее на сорок минут. Это два случая из трех. В тамбурах, кстати, спят люди под одеялами.
Потом выезжает из Хосапетта на полчаса позднее (местный удивляется, что такая маленькая задержка, он рассчитывал часа на полтора), прибывает на нашу станцию на два с половиной часа позднее. Три из четырех. Два с половиной часа, блять! Ублюдки. Страшно ехать в аэропорт и лететь обратно.
Детишки-школьники все в форме, но примерно половина- босиком. В чистой форме, с портфелем, босиком по деревне, обходя коровьи лепешки. У них нет обуви? Или есть, но берегут? Или есть и в школу они в ней пришли, но обратно уже без?
Обратно едем в ином вагоне (в пять раз дороже билета «туда», то есть по цене российского плацкарта на такое расстояние), где, говорят, только «туристы и «средний класс» Индии». Соседи по купе, пожалуй, и правда тянут на «средний класс»- полнее и белее большинства, английский лучше.
Проводник (в этом вагоне он даже имеет место) интересуется, не желаем ли мы поесть, мы желаем, предлагает варианты, мы выбираем (конечно, рис, и вроде даже с курицей), уходит. Приносит еду через два часа сорок минут, я не шучу. Еда- это ржаная лепешка, рис и три соуса. Просто рис, хлеб и соусы, ни грамма белка, это стеб какой-то.
В Хосапетте в ручье стирали белье, мыли буйволов (любовно так их обтирая) и машинку моторикши. Было ветхое здание, второй этаж которого снесли, а на первом еще работает парикмахерская. Всюду жизнь.
Приезжаешь в Васко да Гама, идешь к автобусной остановке через рынок, одуревая от ароматов фруктов, рыбы и палочек-благовоний. Когда-нибудь обязательно появится усовершенствованный скайп с возможностью передачи еще и запахов.
Полицейских крайне мало, и у них в качестве оружия- деревянные палки, как в фильмах про войну во Вьетнаме, или где там.
Есть дорожные знаки, запрещающие писать и плевать на улицах. Ну то есть это не очевидно.
В автобусах рядом с «no smoking», есть и «no spiting», опять же не плевать. Опять же не очевидно, получается.
7.
Был очень продуктивный день по посещенному, выполненному, запланированному. Но совсем не самый классный. Ничего нового- счастливыми нас делает не миллион посещенный мест. Кэп и кэп.
В Старом ГОА португальские дворцы как будто красивые, но как же скучно. Это ведь не Индия совсем, и парки эти вокруг дворцов, чистые и ухоженные..Инородно так, совсем не по местному типажу. Вот за этим да, ехать не стоит.
Очередная попытка заказать морепродукты потерпела фиаско. А почти ночью обнаружилось самое лучшее кафе, и оно в трех шагах от отеля. Вот вечно ищешь-ищешь, а все ж рядом, все в себе. Как в Коэльо в «Алхимике» или где там, хоть и дрянь этот  Коэльо.
В Паджиме в самом центре гуляла свинья и щипала травку. Паджим- это столица штата.
8.
Кажется, что с каждым днем все жарче и жарче.

Последний день изначально планировался пляжно-расслабленным, но едем на водопад+ пещеры. Но это все бред, конечно.
Путешествия- они ведь не для соборов и каньонов.
Кругозор не в момент того, как одно из чудес света- египетские пирамиды- предстают перед тобой расширяется, не о посещении Саграда де Фамилии рассказывают внукам, и если самолет падает, пассажиры вряд ли жалеют, что не успели заскочить в Амстердам, пока были в Париже.
Благодать (это мы с Мишей в Испании придумали это слово к этому явлению) спускается на тебя только когда ты в хорошей гармоничной компании, даже если вся компания- ты один. Если кратко, то все получается только с любовью, конечно.
Заказываешь «tomato salad», и приносят разрезанный на кружочки большой помидор. В Мск можно кривиться, а тут- слава Ганешу, что без специй! Просто  кусок еды, даа.
Наконец при заказе креветок принесли целую тарелку именно целых очевидных креветок. В меню два раздела с почти одинаковым набором блюд, только первый «спайси», второй- «normal». Я беру, конечно, нормал, но с первого же укуса дышу огнем, и так девятый день, и это уже не смешно. Прилагающийся к креветкам салат ем руками (и их тоже), как еще-то.
Поиск нужного автобуса- это, на самом деле, очень легко. Просто идешь на автовокзал, прогуливаешься и слушаешь, когда от кого-нибудь из зазывающих услышишь искомое название.
На пляже действительно коровы, не врали. А бутылка местного рома стоит 150 рублей. И хорошо все-таки, что я все это вижу и узнаю сейчас, а не десять лет назад.
Уже не в первый раз благодать на меня спускается в момент пляжа и море, а не вскарабкивания на очередной форт, надо признать.
Ну вот, оказывается, нормальная  еда есть, но она в попсовых кафе на попсовых пляжах с русскими. Выяснилось это, конечно, в последний ужин.
9.
Я очень плохо здесь сплю, и за девять дней мне приснилась парочка одних из самых страшных кошмаров в жизни, плюс, один, много лет повторяющийся. Со стороны я бы сказала, что все очень плохо, и что на ГОА мне значительно хуже, чем дома, что я не там, не с теми и пр.
У одного из водителей автобуса в кабине висело рядом две иконки- с Ганешеи и Иисусом. Чтоб уж наверняка.
Изначально время вылета было обозначено как 08:00, далее в билете оно изменилось на 06:35. При неприлично раннем прибытии в аэропорт неприятный сюрприз- все-таки 8. Но вылетаем в шесть, вот прям в шесть, не в половину седьмого. Индияяя.
В самолете ем салат руками, правда странно как-то иначе.